?

Log in

No account? Create an account

kocmoc_4

Любишь — значит делай!


kocmoc_4

Отчуждение

Высоков: До XVII века понятие отчуждения применялось исключительно в отношении собственности. То есть говорилось, например, об отчуждении от одного лица в пользу другого. В XVII веке прямо слово «отчуждение» Локком или Гоббсом как бы если употреблялось, то здесь нужно смотреть в переводы, но если употреблялось, то нечасто. Но суть заключается в том, что оно легло в основу понятия общественного договора. То есть было сказано, что некоторые права и полномочия должны быть отчуждены от человека во имя существования общества и государства. Ну какие права? Право на насилие, например, как мне кажется, самый очевидный пример. Но уже на заре формирования общества нового времени вопрос встал таким образом, что человек должен что-то отдать некоей отчужденной структуре, которая будет обеспечивать его существование. Можно говорить, что комплексный анализ того, что мы называем отчуждением, предпринял Руссо, который сказал, что нравственно-религиозные, политические, экономические ограничения насильственно лишают человека возможности определять степень его свободы. И в таких условиях человек оказывается отчужден от собственного потенциала, и это удастся преодолеть только после того, как он перестроит общество. Это сказал Руссо. И здесь можно увидеть уже какое-то предощущение философское того, что будет дальше в XIX веке. А в XIX веке будет следующее. Гегель скажет о самоотчуждении духа, что станет как бы серьезнейшим продвижением философской мысли. И вот здесь, Алексей Иванович, я первый вопрос вам хочу задать. Мы можем сказать, что когда мы говорим о самоотчуждении духа, мы предполагаем мысль, что материя это инобытие духа?

Болдырев: Конечно. Он отчуждает себя в свое иное, дух, и так рождается мир материальный. То есть вполне возможно, с точки зрения абсолютного идеализма гегелевского в подоплеке окружающего мира, вот этой твердой материальной вещности тоже лежит дух, понимаете. В этом его основной смысл. То есть дух отчуждает самого себя, имея в виду некоторую цель. Цель – вот это самодвижение, саморазвитие. В конечном итоге он триумфально возвращается к самому себе через снятие этого отчуждения. Но это старая идея, он ей придал такой очень концептуальный очень сложный и философски конкретный характер, то есть он в деталях все это увидел, объяснил, частности все рассмотрел.

Продолжение следует

Стенограмма встречи интеллектуального клуба "Прометей" (МИИТ) 17 октября. Тема: "Понятие об отчуждении в мировой философии". Ведущие: Юрий Высоков, Алексей Болдырев.


kocmoc_4

Отчуждение – 2

Болдырев: Но коль скоро мне предоставили слово, я хочу, чтобы все как бы поняли такой обыденный бытовой смысл слова «отчуждение». Вот, допустим, сейчас широко распространено такое представление, ошарашивающее обывателя: ты живешь не своей жизнью. Понимаете, человек как бы впадает в ступор, он не понимает: как это не своей жизнью? А вот так – не своей жизнью. Ты знаешь себя, кто ты есть на самом деле и какова твоя подлинная сущность? И задумайся: эта сущность универсальна для всех людей или она уникальна для тебя. Вот где начинается философия. Но ясно совершенно, что в колыбели в тебе убили гения. Ты понимаешь, взяли, и эту потенцию забрали, произошло отчуждение. Во имя чего? Во имя того, чтобы ты был набором социальных функций каких-то, инструментов, да. Вот мальчик, который ходит, послушный, в детский садик, в школу юный чиновник с ранцем спешит, понимаете. Это все формы отчуждения. А особенно есть не просто отчуждение, вот как я писал в одной своей ранней работе, а исступленный и гибельный восторг отчуждения, понимаете. Человек уже настолько становится функцией, что выходя на пенсию, он умирает или сходит с ума. Когда он заворачивал одну гайку всю жизнь, понимаете, и его лишили этой возможности – все, он впадает в ступор.


Это все формы отчуждения, с которыми мы сталкиваемся в повседневности. Мы не умеем, нас не учили по-настоящему философски, так сказать, рассмотреть этот вопрос, поставить проблему во всей ее остроте: что такое отчуждение. Отчуждение от сущности человека, глубоко скрытой от него самого. Мне кажется, что загадочное сочетание слов в христианской традиции «тайна беззакония», она как раз связана с отчуждением. Здесь возможен мостик какой-то между чисто религиозной проблематикой и вот светской философской, социально-психологической и так далее. Этот вопрос просто о постановке проблемы. Все, я на этом закончил.

Высоков: Да, видите, какой интересный инструмент, каким интересным инструментом является это слово и какая интересная у него получается история. То есть сначала это было введено вот в таком узком смысле. Дальше Гегель использовал это гораздо в более широком смысле. И мы получили как бы чуть ли не универсальную категорию.

Продолжение следует

Стенограмма встречи интеллектуального клуба "Прометей" (МИИТ) 17 октября. Тема: "Понятие об отчуждении в мировой философии". Ведущие: Юрий Высоков, Алексей Болдырев.


kocmoc_4

Отчуждение – 3

Болдырев: Забрали не только твое право на насилие, чтобы существовало государство, не только твое собственность там могут отчуждить, отобрать, подвергнуть отчуждению, но и ты-то весь как человек со всеми потрохами своими, ты, тебя забрал собственно, ты весь в нем растворился. Где ты есть, человек, ау!? Понимаете? Вот как стоит вопрос сейчас, если говорить таким вот общечеловеческим языком, не впадая в философские какие-то профессиональные идиотизмы, в терминологию специфически философскую. Мне кажется, это волнует всех, это должно интересовать всех. Ну что, после Гегеля был Маркс?


Высоков: Я не договорил о Гегеле. Я не договорил то, что он как бы видит причины, он вообще называет отчуждение, вы меня скорректируйте, если я скажу не точно, отчуждение так называемого частного сознания от универсального, да. То есть есть некий абсолютный разум, по Гегелю, которого человек вот не может причаститься. Если он проявит волю, он станет его частью, и тогда будет преодолено отчуждение. Но мы видим, какой здесь, оказывается, субъективный момент. Он говорит, что преодоление этого отчуждения задача чисто человека и его воли. И вот Маркс-то как раз, чуть ли не одна из ключевых его точек полемики с Гегелем, что он говорит: воли недостаточно, важно создавать как бы ситуацию, которая будет помогать это отчуждение преодолевать в творческом труде. То есть он, получается, от такого гегелевского идеализма переходит к своей марксовской целостности, я бы сказал. Потому что я, допустим, не готов говорить о Марксе как о материалисте, я готов говорить о Марксе как о философе целостности. И как о философе, который если говорит о материи и материализме, то значит, где имеется в виду материя как инобытие духа, о котором мы с вами сказали.


И у Маркса появляется как бы такая дифференциация отчуждения. Значит, отчуждение результата труда. Ну понятно, так сказать, там рабочий на заводе произвел ту же самую гайку – она от него отлетела, то есть всё, он больше не имеет к ней никакого отношения. И здесь, кстати, если сравнивать хотя бы с ремесленниками средневековыми, уже, согласитесь, ситуация меняется. То есть там он как бы, получается, что продукт этого ремесленника все-таки в большей степени ему принадлежал, чем продукт рабочего рабочему. Так получается. То есть оно стало нарастать это отчуждение с появлением капитализма.


Дальше. Отчуждение процесса труда, как бы его работа, ну а может быть, даже на современном примере это показать даже проще. Как бы масса какой-то популярной литературы, уже даже искусство, то есть на этой теме активно зарабатывают      деньги, что, так сказать, какой-то сотрудник какой-то фирмы попадает туда, просто отдает свой труд, буквально кладя его в коробочку и прощаясь с ним. Никакого отношения к творчеству его работа не имеет. Как бы вынь да положь. Это называется отчуждение процесса труда.


Когда ты по 8 или 9 часов в день как бы отказываешься от процесса и результата своего труда, у тебя закономерно (это я все о Марксе) возникает отчуждение человека, отчуждение тебя от самого себя. То есть ты как бы просто уже забываешь не просто даже, кто ты есть, а вообще что ты есть. Поэтому вспоминается фраза Маркса из «Экономическо-философских рукописей 1844 года», в которой собственно вот эти разные типы отчуждения описаны, что (ну он там пишет про рабочих своего времени), им остается принадлежать вот им только их половая жизнь и как бы удовлетворение и там еда и сон. То есть это остается буквально единственным, что напоминает человеку о том, что он есть. И как бы последнее, четвертое, что происходит в такой ситуации, это отчуждение людей друг от друга. То есть когда человек не принадлежит себе, теряет себя, перестает являться собой, очевидно, что как бы такие люди будут друг другу чужими. Вот это Маркс.

Продолжение следует

Стенограмма встречи интеллектуального клуба "Прометей" (МИИТ) 17 октября. Тема: "Понятие об отчуждении в мировой философии". Ведущие: Юрий Высоков, Алексей Болдырев.


kocmoc_4

Отчуждение – 4

Высоков: И здесь мне хочется сделать ремарку такую. Я, готовясь к сегодняшней встрече, прочитал статью крупнейшего советского философа Эвальда Ильенкова «Гегель и отчуждение». И эта статья дает почувствовать полемику вокруг этого термина, характер которой, мне кажется, в какой-то степени продолжает быть тем же, как о нем и сказал Ильенков. В чем здесь нерв. Это вообще на вопросы фундаментального мировоззрения выводит. Одни люди пытаются замазать ситуацию тем способом, что сказать: это непреодолимо, так будет всегда, это неизбежное следствие общества нового времени такого, каким оно создалось и, в общем, как бы терпите. Можно даже сказать, вообще русская философская традиция в XX веке, конечно, была настроена на войну с отчуждением и Ильенков – представитель этой традиции. И, я не знаю, советская реальность в какой-то степени выражение этой традиции. Опять-таки продолжение разговора о том же самом творческом труде. Я пока не буду идти дальше в этом отступлении, я продолжу как бы по этому своему хронологическому плану.


Дальше мы должны посмотреть на понятие отчуждения у экзистенциалистов. Экзистенциальная философия популярна и в наши дни. Хайдеггер говорил о понятиях бытия и сущего, которые, чтобы было понятно, я бы своими словами передал так, что бытие это как бы пространство подлинности, пространство настоящности, место, где ты как раз ощущаешь то, о чем вы говорите, себя собой подлинным. А сущее это такой сон повседневности, эта, не знаю, бытовуха, понятая, именно философским языком хочется сказать, бытовуха, в которой человек теряет себя, какой-то поток быта, в котором человек теряет себя. Так вот Хайдеггер говорил том, что преодоление отчуждения это только вот это нахождение в бытии. У экзистенциалистов понятие отчуждения как бы создавало такое большое на самом деле пессимистическое поле, я хочу сказать, и апогея это достигло у Сартра, который заговорил уже о тотальном отчуждении, заговорил об отчужденности человека от мира вообще, которая проявляется в разобщенности личности и общества, в невозможности встретиться с другим человеком. И получается, что отчуждение в понимании Сартра вот то, о чем мы сейчас сказали, у него это вытекает уже в полную оторванность от мира.

Я в виде такой динамической презентации, сказал о точках основных, по крайней мере, развития вот этого понятия отчуждения.Collapse )