Любишь — значит делай! (kocmoc_4) wrote,
Любишь — значит делай!
kocmoc_4

Алексей Болдырев: В Истории встречаются Бог и человек


- Алексей Иванович, вы назвали вопрос о присутствии Бога в мире одним из главных для современной философии. Поясните свою мысль.

- Конечно, здесь следует отталкиваться от всем известных произведений русской культуры. Например, от образа Ивана Карамазова и его бунта: является ли христианским знаменитое «я не Бога не принимаю, я мира, Им созданного, не могу принять»? Вот христианское ли оно?


При более пристальном и глубоком рассмотрении этого вопроса мы невольно должны задуматься о сущности христианства как монотеистической религии. В каком смысле христианство продолжает традиции монотеизма, старого монотеизма, иудейского монотеизма, а в каком смысле с ним решительно разрывает?

И второй вопрос: так ли справедливо утверждение, что Бог создал этот мир со всеми его несовершенствами, со всем злом, которое в этом мире не просто существует, но зачастую и торжествует?

Собственно говоря, и русская философская и русская религиозная мысль вращается вокруг этих фундаментальных вопросов. Разные мыслители решают их по-разному – тут я не возьму на себя ответственность дать какое-то резюме. Но может, частично на основе их опыта, частично на основе собственного какого-то опыта, я хочу предложить следующую картину.

Мир со-творен – через дефис – не только Богом, но и человеком, человеческой свободой. Догматика творения переплетается с догматикой грехопадения и с традицией, которая с ней связана. Мир Божий  – прекрасный, замечательный, но он еще и падший. Но поскольку он со-творен и есть свобода, над которой Бог не властен, мы Бога, все божественное, прекрасное и совершенное, выводим из-под удара.

Традиционный монотеизм предполагает абсолютный разрыв Бога и мира: Бог – запредельное, трансцендентное, в чистом виде потустороннее, даже «сущность» о нем сказать нельзя, – чистое или «положительное» ничто, если пользоваться терминологией Владимира Соловьева. Меон у греков. Эйн Соф каббалы. Аллах. Нечто за пределами пыли, грязи этого мира. Тем временем основное событие христианства – боговоплощение, богоявление. Проявление трансцендентного в имманентном. Потустороннего в посюстороннем. В этом событии разрывается абсолютная дистанция между Богом и миром – в лице человека!

Христологическая догматика предполагает во Христе как полноту божественную, так и полноту человеческую.

Гегель, строя свою философию, исходил из принципа – это фундаментальный принцип его философии – тождества тождества и не тождества. Это трудно понять. Но это концептуальная интерпретация христологического догмата, перевод на философский язык того, что нам дано в христианстве. Потому что во Христе – полнота божественного и полнота человеческого. Он, с одной стороны, един, а с другой – в нем две природы – божественная и человеческая. Вот оно  – тождество тождества и не тождества! И в этом смысле в отношении христианства справедливо утверждение, что оно как бы включает в себя и теизм – абсолютный разрыв между Богом и миром, Богом и человеком – и пантеизм – единство некое божественного и человеческого. Мир выступает как момент в божественном становлении.

Но христиане не признают какое-то движение, какое-то становление у Бога. У них он закончен и совершенен. А Гегель и Шеллинг вполне себе его признают.

Если посмотреть пристально, станет ясно, что наиболее продвинутые пантеисты включают в свои картины элементы теизма (то есть абсолютного разделения). А теисты, в свою очередь, вынуждены в неявном виде использовать элементы пантеизма. Если ты принимаешь диалектическую интерпретацию понятий теизма и пантеизма, противоречие между ними снимается.

Кроме того, мы здесь имеем дело еще с одной переменной.
Кому адресуется истина христианства? Она адресуется человеку. Возникает вопрос: в какой стадии становления он как личность находится? На какой-то стадии для него будет актуален теизм – вот этот абсолютный разрыв – а на какой-то стадии он признает правду пантеизма. Причем диалектического пантеизма – не тупого и однозначного. То есть и то и другое будет выступать как моменты становления не только Бога, но и человека. Который повторяет божественное движение от Ничто ко Всему.

- Алексей Иванович, можете пояснить свою мысль о том, что христиане не принимают диалектического мышления, не принимают Гегеля.

- Гегель для них светский мыслитель. И его, допустим,  философия религии им не интересна. К примеру, если брать интерпретации Владимира Соловьева теми же русскими философами, близкими к теизму, они просто не поняли диалектической природы Соловьева. Постоянно в его адрес идут обвинения в пантеизме. Если нет жесткой асимметрии Бога, мира и человека, если имеется попытка как-то их сблизить, соединить, то тут же возникает призрак ереси и тут же начинают обвинять в человекобожии – как минимум. Но Христос, вочеловечившись, снимает эту проблему. Он ставит человека очень высоко. Достоинство человека восстанавливается. Человек становится в известном смысле богоравным. И в христианской традиции это есть: превыше ангелов человек. Казалось бы: он грешный, падший, на нем печать непреодоленного греха. А он потенциально превыше ангелов! Правильно? Ведь не в ангела воплотился Бог, а в человека!

- Мы приходим к тому, с чего начали: мир создан не только Богом, но и человеком.

- Конечно.

- Что тогда с исправлением повреждения, греха?

- Это богочеловеческое дело. Акт свободной воли.  Причем здесь строго 50 на 50. Было бы иначе, не было бы свободы. Потому что Бог ни в коем случае не хочет покуситься на свободу человека. Свобода – граница. Бог может все. Он всемогущ. Но он еще и премудрый. И в силу этого сочетания он не вмешивается в человеческую свободу. Но когда человек движется в правильном направлении, он ему помогает. И поэтому какие бы страшные эсхатологические картины ни рисовались, финал Истории открыт. Потому что это в той же мере дело Божье, в коей и человеческое.

- В Истории встречаются Бог и человек?

- Конечно. И не стоит преувеличивать хитрость гегелевского мирового разума. Свободная человеческая воля не спит.

Алексей Болдырев – доцент кафедры истории русской философии философского факультета МГУ

Беседовал Юрий Высоков

Tags: Бог, диалектика, пантеизм, творение, творец, теизм, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment