Любишь — значит делай! (kocmoc_4) wrote,
Любишь — значит делай!
kocmoc_4

"Зверство – необязательно бои гладиаторов" (о заседании клуба МГУ)


26 апреля в клубе МГУ посмотрели и обсудили фильм "Фашизм-реваншизм" (часть 2). Глобокапитализм (термин создателей фильма) стремится подавить исторический процесс, используя все доступные рычаги: масс медиа, глобальную финансовую систему, силовой и репрессивный ресурс.


Эти рычаги и рассмотрели, взяв важные для себя детали, создатели фильма – к такому выводу пришли участники обсуждения.

Второй вывод: фильм открывает глаза на исторический опыт сотрудничества капитализма и фашизма, на то, как, в частности, бежавшая в 1945 г. нацистская элита кооптировалась в элиту США (интеллектуальную, научную и прочую).

Третий вывод: США – Рим. Пусть уходящий, но Рим. Он не может уйти "просто так", потому что потеря мирового лидерства для него означает национальную катастрофу (экономическую, общественную). Стремясь любой ценой это лидерство удержать, он цепляется за неофашизм.

Если англосаксу мешают объективные обстоятельства, он устраняет объективные обстоятельства.

Четвертый вывод: для глобокапитализма весьма органична идея неравенства. Она необходима для легитимации власти глобальных господ.

Пятый вывод: ситуацию усугубляет крах альтернативы – советского проекта. В преодолении этого краха, в СССР 2.0, и заключается выход из глобального тупика. В ставке на человека творца, чьи творческие способности раскрепощаются и пробуждаются.

Перед просмотром было зачитано вводное сообщение, в котором обосновывался выбор фильма:

Мутакапитализм — то, что обсуждалось на предыдущих клубах. Был запрос со стороны участников клуба о конкретике по мутакапитализму — о фактах, свидетельствах, деталях, цифрах мы думали, обсуждали, как на него ответить, как провести следующий клуб. В результате решили показать фильм "Фашизм-реваншизм" (часть 2).

Потому что утрачена острота понимания, что такое фашизм. Студенты МГУ зигуют, на "России-1" показывают фокстрот с офицером Вермахта.

Потому что фашизм — это зверь, а зверство становится нормой. «Ничего страшного» — это говорит зверь, поселившийся в людях. Зверство ведь это необязательно бои гладиаторов. Звериное отношение людей друг к другу может быть и во вроде бы цивильных с виду офисах. И это не фигура речи, а экзистенциальная, бытийная даже конкретика.

Звериность не пугает, потому что люди все чаще начинают думать: «человек неисправим», «всегда так было» et cetera. Православный священник, например, должен бить за такие слова по лбу. Христианство живет не просто надеждой, а именно верой в преображение человека, в избавление от греха. И в этом, кстати, глубочайшее родство между христианством и коммунизмом!

Так вот есть эта болезнь под названием «человек неисправим», или, если полностью, «человек неисправим, а значит, я имею право быть зверем». Принцип здесь получается простой: скажи сто раз «свинья» (скажи человеку, что он зверь) — человек захрюкает. Вот он и захрюкивает. Можно его в этом винить, и наверное, нужно. Но нужно и перестать без конца говорить «свинья»!

Это один момент. Второй заключается в том, что в каком-то смысле, я подчеркиваю, в каком-то смысле, чудовищный эксплуататорский капитализм, о котором написано у Диккенса, не так страшен, как современный мутакапитализм. Потому что первый — эксплуатирует человека, а второй — умерщвляет. Требует отдать все, всего человека до копейки. Выходят дурацкие книжки типа «Рабы майкрософта». Они дурацкие. Они кошмарны с литературной точки зрения. Но действительно ведь работа в майкрософте отличается от работы на каком-нибудь предприятии в 19, начале 20 века. И дело не в майкрософте — можно назвать любую другую компанию. Дело в том, что современный капитализм требует от человека быть «посчитанным» до последней мысли в его голове. Иначе он в него, в этот капитализм, не впишется. Дело не в том, что Майкрософт — это церковь или секта — ничего подобного. Я как раз думаю, что там все может выглядеть вполне респектабельно – как на предприятии, входящем в постиндустриальное ядро своей страны и, можно, наверное, сказать, мира. Дело в том, что если ты не будешь реализовывать себя как товар на рынке, и неважно, что этот рынок называется «рынок труда», ты, есть такое слово, «успешен» не будешь, у тебя нет перспектив и так далее. Потому что строится цивилизация живых мертвецов. И тот, кто в эту мертвость, в эту мертвечину не вписывается, не вписывается никуда.

У нас была альтернатива. Советская альтернатива. Мы ее потеряли — именно потому что не осознали опасности того самого зверя — с которым в предельном выражении столкнулись в лице фашистской Германии. Подумали: ну, повоевали, победили, ну и ничего. А он позднее вылез, разложил свои лапы — и уже готов схватить нас за руку или еще за что-то.

Но я не случайно сказал о вере в человека, в силу его сущности, творческой сущности. В ней заключается альтернатива, которую предложила Россия в ХХ веке, и которая единственная есть у мира в ХХI веке.

Фильм «Фашизм-реваншизм» — о том, что сейчас делается, чтобы эта альтернатива не состоялась.


Tags: капитализм, мутакапитализм, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments